Новости ДНР, ЛНР

"Камазы, вывозившие из аэропорта раненых, были обстреляны из минометов и артиллерии — их по ошибке приняли за машины "Правого сектора*". Ополченцы рассказали как брали донецкий аэропорт

Восьмимесячное противостояние, сотни погибших с обеих сторон и стертая с лица земли крупная воздушная гавань — ровно пять лет назад, в мае 2014-го, начались бои за Донецкий аэропорт, переломные в донбасском конфликте. Корреспонденты РИА Новости пообщались с участниками тех драматических событий и попытались восстановить хронологию.

Первые потери

Первые 150 бойцов 3-го полка спецназа Вооруженных сил Украины были переброшены в аэропорт в середине апреля 2014-го. Они рассредоточились по территории, заняли диспетчерскую вышку и новый терминал. Для ВСУ аэропорт имел стратегическое значение, так как использовался с целью переброски подкреплений по воздуху. Кроме того, отсюда велись и корректировались артиллерийские обстрелы позиций ДНР. Украинское командование планировало создать здесь мощный плацдарм для дальнейшего продвижения на Донецк.

Поняв, что дальше будет только хуже, ополченцы попытались с ходу овладеть аэропортом. Операцию провели силами 120 бойцов батальона "Восток" в ночь с 25 на 26 мая, сразу после выборов президента Украины. Ополченцы вошли на территорию аэропорта практически беспрепятственно и заняли терминал. Но через некоторое время их начали обстреливать снайперы ВСУ и армейская авиация. Вооружения и людей обороняющимся катастрофически не хватало — не было даже ПЗРК. Оказавшись беззащитными перед вертолетами противника, они были вынуждены отступить.

Как позже признался командир батальона "Восток" Александр Ходаковский, большинство бойцов погибли, попав под огонь своего же подкрепления. Камазы, вывозившие из аэропорта раненых, были обстреляны из минометов и артиллерии — их по ошибке приняли за машины "Правого сектора"*.

"Комбат сначала попробовал договориться с украинскими военными, — рассказывает боец группы "Сомали" Никита с позывным Восток. — Им бы обеспечили зеленый коридор для выхода. Вроде бы договорились, но по факту все получилось с точностью до наоборот. Когда на территорию аэропорта вошли первые подразделения "Востока", по ним открыли ураганный огонь. Это был первый серьезный урон. Наши не смогли закрепиться, потеряли много пехоты".

В начале июля возле аэропорта возобновились активные боевые действия — к этому времени ВСУ успели там прочно закрепиться. Но ополчению удалось блокировать воздушную гавань и остановить наступление украинских военных на Донецк. Бойцы ДНР обстреливали аэропорт, а украинская армия, пытаясь вырваться из блокады, наносила артиллерийские удары по близлежащим жилым кварталам, поселкам Веселый, Октябрьский и Спартак. Власти самопровозглашенной республики сообщали тогда о десятках погибших мирных жителей.

Бои не утихали весь июль. По словам командира "Востока", около тысячи ополченцев противостояли почти трем тысячам солдат ВСУ. С украинской стороны здесь воевали 3-й отдельный полк Кировоградского спецназа, полк особого назначения МВД Украины "Днепр-1", отдельный батальон "Правого сектора"*, 72-я механизированная бригада ВСУ с тяжелой техникой и 79-я бригада ВДВ Украины, базирующаяся в Николаеве.

Метр за метром

Ополченцы устроили командный пункт в одной из девятиэтажек. После нескольких успешных атак они заняли позиции в гостинице "Полет", пожарную вышку и еще несколько зданий на территории аэропорта. Таким образом, под контроль ополчения постепенно перешла вся юго-восточная часть комплекса.

До нового терминала, где обосновались военнослужащие ВСУ, оставалось всего 250-300 метров. "Метр за метром, шаг за шагом, всеми подручными средствами мы планомерно выкуривали противника из построек, — рассказывает боец группы "Сомали". — Украинцы цеплялись за них как сумасшедшие. Но мы должны были их отгонять, чтобы лишить возможности стрелять по мирным кварталам Донецка. Огонь по городу с территории аэропорта велся ежедневно".

Никита приехал защищать Донецк в конце августа 2014-го из Николаева и хорошо помнит дни, когда начался второй штурм аэропорта. "Мы сформировали колонну с двумя танками, был еще грузовой ЗИЛ, укрытый бронелистами", — уточняет он. — На броне нам места не хватило, поэтому с первой партией бойцов на штурм не поехали. Когда танки и ЗИЛ подошли к аэропорту, их срисовали украинские наблюдатели, начали работать минометы и "Грады". Танки прошли, но осколками покосило всех ребят, а "зилок" получил прямое попадание из миномета — вся наша пехота тогда полегла".

В это время ВСУ контратаковали бойцов батальона "Спарта", закрепившихся в гостинице "Полет". Там была небольшая лужайка, куда при поддержке пехоты выкатился украинский танк. Экипаж начал расстреливать здание в упор.

"Мы поднялись на крышу девятиэтажного строения на улице Взлетная, поставили противотанковый гранатомет и поддержали "спартанцев" огнем, — вспоминает Никита. — Дистанция была предельной — около 3,5 километра. Но все равно получилось их отпугнуть и даже по танку немного попали — машина задымилась, но смогла своим ходом скрыться в новом терминале. Оказалось, что этой контратакой ВСУ прикрывали ротацию — с поселка Пески пришла новая колонна, но по ней мы тоже успешно отработали из "Утеса".

Патроны и сигареты

"К началу боев снаряжение у нас было в основном трофейное. Я успел кое-что прихватить, когда ехали с Николаева, — рассказывает РИА Новости еще один участник боев, пулеметчик группы "Сомали" Михаил с позывным Добрый. — Нам и пулеметы с автоматами выдали не сразу. Их просто не было. Как сейчас помню, у меня была форма-британка, магазины набрал в аэропорту. Их меняли на тушенку и амуницию. Все было очень печально — что-то командиры доставали, что-то от своих же погибших оставалось. Делили, раздавали, одним словом — выживали как могли".

По словам Михаила, ему еще повезло — в свой первый бой за аэропорт пошел с пулеметом в руках. Хронически не хватало патронов калибра 5,45 миллиметра, бойцы буквально охотились за боеприпасами в местах, где шли бои, и прятали в заначки. Единственное, с чем не было проблем, это с сигаретами. Их раздавали из грузовиков с гуманитарной помощью.

"Украинцы применяли по нам какие-то крупнокалиберные винтовки, видимо, американские. Я лично их не видел, но видел последствия, — вспоминает пулеметчик. — У нас на "полосатике" (красно-белая пожарная вышка в аэропорту. — Прим. ред.) выстрелом из такой винтовки человеку оторвало руку выше локтя. Причем боец был крупного телосложения. Какой-то чудовищный калибр — 12,7 или 14,5 миллиметра".

Михаил отмечает, что в боях за аэропорт неплохо зарекомендовали себя ПТРД — советские противотанковые ружья образца 1943 года. "ПТРД — это вещь. У нас с таким ружьем воевал пацан с позывным Лемур, — рассказывает боец. — Однажды сумел прицельным выстрелом заклинить гусеницу у украинского танка. Танки нам крепко мешали жить. Помню, один влупил так близко, что меня контузило. Я был без каски, посыпались осколки стеклопакетов, мне их потом из головы доставали прямо в горячке боя. До сих пор стеклопакеты не люблю".

На прорыв

На территорию нового терминала ополченцы вошли только в январе 2015-го. По словам донецких военнослужащих, ВСУ так долго там продержались только потому, что власти ДНР старались соблюдать условия минских договоренностей и не атаковали украинские позиции.

По этой же причине ВСУ смогли осуществлять ротацию войск, подвозить боеприпасы и питание. Кроме того, ополченцам не хватало навыков и боевой подготовки. "Это все же была профессиональная армия, их тренировали, обучали, — отмечает Восток. — Не говоря уже о Кировоградском полке — там ребята очень хорошо подготовленные. А с нашей стороны был опыт только этих боев, мы учились по ходу дела. Никакого российского спецназа, о котором кричали украинские СМИ, не было и в помине. Если бы он был, все закончилось бы за пару дней".

После новогоднего затишья возобновились массированные обстрелы Донецка, и командование армии ДНР приняло решение окончательно выбить ВСУ из аэропорта.

"Мы пошли штурмовать уже до последнего, — говорит боец с позывным Восток. — Прицельным огнем уничтожили диспетчерскую вышку. Мой товарищ с позывным Серж поднимал ребят в атаку на новый терминал. Но украинцы сразу среагировали, открыли огонь из РПГ — стреляли "морковками" — противопехотными осколочными минами. Несколько штук разорвались рядом с Сержем, он получил серьезное ранение в голову. К счастью, не смертельное. Благодаря этому маневру нам в итоге удалось закрепиться в новом терминале".

У ВСУ было очень много времени, чтобы прочно засесть в здании: все подходы были плотно заминированы. Бои шли в завалах, узких коридорах, где противники находились всего в нескольких метрах друг от друга. Каждый зал или комната отрабатывались гранатами. В итоге оставшихся солдат ВСУ ополченцы загнали в подвал.

"Деваться им было некуда, — вспоминает Восток. — Сдаваться не хотели, на переговоры не шли, свои помогать им тоже не собирались. Многие были явно либо обкурены, либо что-то употребляли — вели себя неадекватно и не хотели жить. Они думали, что мы спустимся в подвал прямо на их пулемет. Но мы просто подорвали несущие конструкции, перекрытия обрушились, похоронив их там".

По разные стороны

Ополченцы уверены, что так называемых киборгов просто бросили в аэропорту на произвол судьбы, а это прозвище политики использовали исключительно в пропагандистских целях. Многие украинцы сдавались в плен. "Мы довольно сносно относились к сдавшимся, не издевались, не калечили, — говорит Никита. — В отличие от тех же ВСУ. Например, однажды они привязали нашего пленного бойца к БТР и еще живым таскали по взлетной полосе нам в назидание".

Порой в окопах по разные стороны линии фронта сидели люди из одного города, которые всего несколько месяцев назад не могли и представить, что когда-нибудь будут стрелять друг в друга. Восток вспоминает, как ему позвонил один из старых знакомых — военнослужащий 79-й аэромобильной бригады.

"Я заступил в караул, смотрю, на мобильный звонит товарищ, — рассказывает Никита. — Он был снайпером. Спрашивает: ты чего так зарос? Я тогда не брился, а он узнал меня в прицеле. Я спрашиваю: ты чего не стрелял? Я по своим не стреляю, отвечает. Пытался уговорить его перейти на нашу сторону, но у него семья в Николаеве, видимо, побоялся, что могут навредить родным. Вэсэушники же сидели вперемешку с правосеками, которые контролировали их действия и следили за солдатами".

По данным ДНР, в боях за аэропорт погибло около 600 военнослужащих украинской армии и националистических батальонов. Со стороны ополчения погибших было еще больше — в основном из-за слабой боевой подготовки и нехватки вооружения. Аэропорт Донецка реконструировали за два года до конфликта, в 2012-м — к чемпионату Европы по футболу. Сейчас он разрушен практически до основания, о планах восстановления пока ничего не известно.

*Экстремистская организация, запрещенная в России.

Читайте так же: