Кто стоит за протестами в Ингушетии?

Основная сила, противостоящая генералу Евкурову – общественное движение «Мехк-кхел» (в переводе с ингушского «Народный собор»). Возглавляет её видный участник нынешних протестов Сараждин Султыгов — «правозащитник» и любимец либеральных СМИ, организатор незаконных акций.

Привлекался к суду в Кабардино-Балкарии за разжигание межнациональной розни. Даёт бодрые комментарии либеральной «Новой газете». В 2015 г. единственный сын Султыгова был убит в Сирии бойцами Сирийской Арабской Армии. Как выяснилось, младший Султыгов выехал в эту страну, чтобы воевать на стороне ИГИЛ (запрещена в России). Символично, что пока отец получал награды «За активную деятельность в области защиты прав человека», сын занимался убийствами и работорговлей.

Сараждин Султыгов

 

Магомеда Муцольгова, другого «правозащитника», больше любит канал «Дождь», но он ничем не хуже коллеги. Являясь грантоедом с солидным стажем. В основном его спонсирует Норвежский Хельсинский комитет и американский The National Endowment for Democracy. Ещё в 2015 г. в его организации прошли обыски, связанные с её внесением в список иностранных агентов. В ходе проверки компьютера Муцольгова была найдена детская порнография.

Магомед Муцольгов

Бухгалтер Муцольгова, Мурат Яндиев, был задержан правоохранителями вместе с ячейкой террористической «Хизбут-Тахрир аль Ислами» (запрещена в России). Вот, что писал офицер спецподразделения по борьбе с терроризмом и известный блогер Hardingush (позже Molonlabe): «Главный ингушский правозащитник Магомед Муцольгов припеваючи жил на гранты несколько лет. Пока грантодатели не узнали, что помещение для деятельности своей правозащитной организации он арендует у своей же мамы — тысяча американских рублей в месяц. Самые высокооплачиваемые её сотрудники – родня Магомеда.

Транспортные расходы самого Муцольгова чуть ли не больше, чем у высших чиновников Еврокомиссии. Ну, и на отдых правозащитника тратится слишком много. Один выезд на курорты Турции обходился в 10 тысяч всё тех же американских рублей. Вся республика об этом знала (тут вообще что-то скрыть нереально), но никто Муцольгова не осуждал. Просто человек умеет правильно делать дела».

Следующий экземпляр — Идрис Абадиев, тоже вожак «Мехк-кхел», находившийся в оппозиции властям ещё во времена генерала Аушева, тоже носит титул «герой гражданского общества» Ингушетии. Будучи крайним националистом, он тем не менее имеет звание «казачьего полковника». В написанной Абадиевым книге доказывается, что «ингуши – самый древний народ в этом мире». В родной республике он также известен своими античеченскими высказываниями. В частности, в вышеупомянутой книге он пишет, что «чеченцы в расовом отношении ближе к жителям Аварии, чем Ингушетии».

Идрис Абадиев

 

Исса Кодзоев ещё в 1963 г. был арестован за антисоветскую пропаганду. Теперь он гордо носит звание «диссидент», подчёркивая, что именно такими, как он была разрушена наша страна. Абсолютно звериная русофобия этого человека наглядно проявилась в интервью «Коммерсанту» от 2 ноября 2009 г., где он заявил, что «русские военные привыкли воевать с гражданским населением», что «нет семьи, в которой русские не убили бы человека» и что «слово “русские” уже стало ругательным». Роскомнадзор вынес предупреждение изданию за это интервью. 

Один сын Кодзоева сидит за убийство пяти милиционеров в составе бандгруппы (дали 24 г.), а другой — участник теракта в г. Беслане — был убит в результате спецоперации.

Исса Кодзоев

 

И это далеко не полный список лиц, ставших «кумирами протеста» в Ингушетии. Остаётся только гадать, к чему они приведут республику, но можно сказать точно, что ни к чему хорошему.

Подписка

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить