Ужасы голодомора в СССР

Точное число жертв голода, а также его причины до сих пор остаются предметом споров историков.

В постсоветской России господствует точка зрения, что голод в СССР стал следствием жестокой политики коллективизации и раскулачивания и стечения ряда других обстоятельств. Важное уточнение: голод затронул не только Украинскую и Казахскую ССР, но и значительную часть РСФСР (в особенности Поволжье и Кубань) и часть БССР.

 В постсоветской Украине доминирует точка зрения, что голод был организован целенаправленно против УССР "с целью усмирения украинцев и недопущения построения независимого государства". Лайф нашёл самые жуткие свидетельства того, что одна из наиболее страшных трагедий в истории ХХ века коснулась отнюдь не одной только Украины.

 Свидетельства о голоде

Работники ОГПУ извлекают из ямы спрятанное зерно, 1932 год

Голод достиг пика в 1933-м, после ударных хлебозаготовок осени-зимы, когда у крестьян забирали не только "излишки", но и выданное по трудодням зерно. В той или иной степени голод распространился на территории Украины, Белоруссии, Кавказа, европейской части России, Казахстана и Западной Сибири. Наиболее отчаянным было положение в Поволжье, на Северном Кавказе (в его состав тогда входила Кубань), Казахстане и Украине, где сверхсмертность от голода выросла в несколько раз.

 Во многих районах УССР и РСФСР доходило до случаев каннибализма, которые зафиксированы свидетелями в разных регионах. Краснодарская крестьянка Баканова вспоминала: "За нами жил Давыденко — бабу свою съел. Убил её, сварил и съел". Мария Максютенко, жившая в Харьковской области, рассказывала: "Я маленькая тогда была, два годика всего, стояла на столе и ничего не понимала. С меня сняли сорочку и приготовились резать и есть. Хорошо, что мама вовремя бросилась меня искать. До этого она спросила у соседей: "Не видели ли Маню?" В ответ услышала: "Беги скорее в ту хату, забрали её, уже, наверное, съели. Там уже своих детей поели". Мама залетела туда, оттолкнула всех (они уже бессильные были), схватила меня и унесла".

ОГПУ фиксировало случаи людоедства по всей стране. На Кубани и Северном Кавказе: "В станице Ново-Щербиновская 14 марта задержаны сёстры С., К., все — единоличницы-середнячки, и колхозница-беднячка У., которые на почве голода в первых числах февраля съели труп умершего от истощения мужа К. Затем, продолжая голодать, 5 февраля зарезали 13-летнюю сестру С. и с этого времени по 10 марта, приглашая под разными предлогами в свою квартиру, разновременно убили колхозниц Ш., Т., члена коммуны М., исключённую из колхоза П. и единоличницу К. Всего пять человек. Разрезая трупы последних на части, мясо в варёном виде, а также приготовляя колбасы, употребляли в пищу".

 В Ейске: "X. — жена сосланного крупного кулака — имела семью в составе: дочери М. 13 лет, дочери М. 11 лет, дочери А. 3 лет, сына Н. 7 лет и дочери Н. 5 лет. X. работала на различных временных работах. С декабря мес. X. оказалась безработной; семья существовала на средства от продажи домашних вещей. 20 февраля соседка по квартире X. — А. через стену услышала крик ребёнка. Зайдя в квартиру X., А. почувствовала запах жареного мяса и спросила, почему не видно её сына Н. X. ответила, что Н. она убила, мясо его зажарила".

 Высланный райотделением оперработник в квартире X. обнаружил часть детского туловища и в кухонной посуде варёное человеческое мясо. Задержанная X. показала: "20 февраля своих трёх детей Н., Н. и А. я отвела в детский дом, но вечером какой-то мужчина привёл мне их обратно. Чувствуя, что я погибаю с семьёй, я посоветовалась со старшей дочерью М. и решила убить младшую дочь А. и съесть её. 22 февраля утром я задушила А., сварила её мясо и съела вместе с остальными детьми. Через три дня я задушила другую дочь, Н., пяти лет, и сварила мясо и ела с семьёй. 3 марта я снова посоветовалась со старшей дочерью М. и решила убить мальчика Н. Утром я задушила Н. и с помощью М. и М. дорезала его, а после часть мяса сварила, а часть оставила на другой день".

 В Казахстане "в снегу около узбекского кладбища обнаружена убитая женщина-казашка 22 лет, разрезанная на части (мясо на бёдрах и руки отсутствовали). Находящемуся под стражей в Каракалинской исправтрудколонии Шекенову в качестве передачи в камеру принесено мясо человека".

В УССР "обвиняемая заявила, что она совместно с гражданином того же села, с которым сожительствовала, убила лично сама четырёх детей от шести- до десятилетнего возраста в течение двух недель. Этих детей она зазывала к себе на квартиру днём через свою девочку восьми лет. Как только у неё в квартире появлялся ребёнок, она сразу же посредством удара железным толкачом по голове ребёнка убивала такового насмерть, после чего готовила себе, дочери и сожителю из этих детей пищу".

 Случаи каннибализма фиксировались и в Поволжье: "В селе Квасниково в доме колхозницы К., муж которой отбывает заключение за конокрадство, обнаружен частично съеденный труп человека, который её два сына — 14 и 16 лет — 9 марта откопали на кладбище и вместе с гробом принесли домой. Этим мясом К., её два сына и дочь восьми лет питались".

 "В селе Куттер быв. беднячкой колхозницей X. убит сын 18 лет, мясо трупа употреблено в пищу. В убийстве и употреблении мяса принимали участие дочери 16 и 14 лет. На допросе X. и её старшая дочь в совершённом преступлении признались, заявив, что сделали это на почве голода".

Наиболее страшным голод был в главных зерновых районах СССР. В городах речь о подобном голоде не шла, поскольку они обеспечивались по карточной системе. Но и там началось серьёзное недоедание. В крупных промышленных регионах зафиксированы десятки забастовок по причине плохого карточного снабжения. Даже в армии, которая снабжалась продуктами питания в приоритетном порядке, начались брожения. Особые отделы докладывали: "Значительно возросло количество случаев выражения недовольства питанием в корреспонденции, идущей из армии. Приводились и конкретные примеры высказываний военнослужащих. Так, красноармеец 15-го кавалерийского полка Кияновский заявлял: "Это не служба, а издевательство, гоняют как собак, а кушать дают мало. Дурак тот, что будет воевать. Пусть воюют те, кто много получает. Если только объявят войну, я сразу дезертирую".

 В голодных районах голодала и армия, хотя там за счёт спецобеспечения ситуация была лучше. Тем не менее заместитель начальника политуправления Северокавказского ВО Битте докладывал: "Есть случаи опуханий и смерти переменников (призванных на военные сборы) от недоедания и истощения. Только в одной 12-й кавдивизии за период январь — апрель умерло 52 переменника. Причём 30 из них — непосредственно в результате истощения. Значительная часть — люди, имевшие большое количество трудодней".

В поражённых голодом районах трупы лежали прямо на улицах. Из донесения ОГПУ о ситуации в кубанских станицах: "Станица Должанская. Комиссией, созданной из представителей парткома, сельсовета и колхозов, проведено полное обследование домов и надворных построек. В результате обнаружено в домах 30 трупов, в колодцах — 17 трупов, в сараях — 33 трупа, в различных других местах — 22 трупа. Станица Старо-Щербиновская — на кладбище обнаружено 24 человеческих трупа. Некоторые заколочены в ящики, другие просто завёрнуты в мешки, рядна и проч. Трупы похоронены. 25 февраля на кладбище опять были обнаружены 30 трупов, причём часть трупов из ящиков исчезла. В последних остались кровавые следы, что даёт основание полагать о наличии в станице в широких размерах людоедства. Обследованием трёх строительных кварталов 3-го колхоза обнаружено 12 трупов, часть которых не убиралась несколько дней".

 Сообщения по Нижневолжскому району: "Личной проверкой сёл Благовещенки, Хрущевки, Михайловки, Новогривки, Елизаветино, Н-Петровки установил, что по этим сёлам ежедневно умирает от голода 5–10 чел., много опухших, главным образом колхозников и их семей. Умирающих не регистрируют в сельсоветах, вывозят на кладбища без гробов, бросают на поверхности земли, много случаев, что трупы умерших не вывозятся на кладбище, а зарываются на огородах, дворе, хлевах. Имел место случай в Благовещенке, когда женщину вывезли изголодавшуюся и бросили на кладбище на поверхность земли живой".

 Причины

Не существует какой-то одной причины голода в СССР в 1932–1933 годах. Скорее, это целая совокупность факторов, каждый из которых по отдельности не привёл бы к таким ужасающим последствиям, но все вместе они стали причиной огромного количества смертей.

 Форсированная коллективизация вызвала слом традиционных отношений в деревне и маленькую гражданскую войну. Раскулачивание и бегство крестьян в города изменило облик деревни. Наспех сколоченные колхозы (опять же, в погоне за отчётностью и красивыми цифрами) были организованы плохо. Колхозники быстро утратили какую-либо мотивацию работать за трудодни. Распахивание полей зачастую проводилось ради красивой отчётности без учёта реальных трудовых ресурсов и их обработки. Из центра в свою очередь приходили завышенные планы, свёрстанные без учёта изменившихся обстоятельств и с учётом завышенной отчётности с мест. Когда количество собранного зерна сильно не совпало с намеченным, Сталин пришёл к выводу, что причина в саботаже со стороны замаскировавшихся кулаков и расхитителей, и отправил комиссии по хлебозаготовкам выбивать зерно в главных зерновых районах, которые в погоне за планом стали забирать и то зерно, которое крестьяне не должны были сдавать.

 Крестьянские дворы обыскивались на предмет припрятанного зерна. Кое-какие крестьяне действительно его припрятывали, но большинство колхозников зерна сверх нормы не имели и обязаны были сдавать комиссиям выданное им за трудодни или выращенное на приусадебных участках зерно, из-за чего оказывались на грани голода.

 Сколько жертв

Точное количество жертв голода 1932–1933 годов установить невозможно. Тем более что в большинстве регионов голод редко указывался в качестве причины смерти. Обычно в свидетельствах о смерти писали, что человек умер "от болей в желудке", "от отравления" (голодающие нередко травились от употребления в пищу непригодных для этого продуктов).

 Также стоит учитывать, что значительная часть умерших погибла от различных болезней. На фоне недоедания в голодающих районах резко выросла заболеваемость тифом и дизентерией. В зависимости от взглядов исследователей, цифры жертв голода варьируются от 3 миллионов до 8,5 миллиона человек. В постановлении Госдумы РФ "О памяти жертв голода 30-х" названа цифра 7 миллионов человек.

Евгений Антонюк

Подписка

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить