Пять минут на штурм. Как "Альфа" и "Вымпел" освобождали "Норд-Ост"

 

Ровно в 6 часов утра 26 октября началась одна из самых уникальных антитеррористических операций в истории спецслужб. Около двухсот сотрудников управлений А и В Центра специального назначения всего за несколько секунд ликвидировали группу под командованием Мовсара Бараева, захватившую зрителей мюзикла "Норд-Ост" в Москве. Один из участников тех событий рассказал, как удалось уничтожить бандитов и в чём заключалась уникальность операции.

Оценка обстановки

 Многие из прибывших к месту захвата заложников в театральном центре спецназовцы уже находились в отпусках или только-только покинули расположение части для короткого отдыха перед долгой командировкой. Ситуация была крайне непростая — под тысячу заложников, сотни килограммов взрывчатки с поражающими элементами и замкнутое пространство, маневрировать в котором даже на учениях было бы непросто. Большой опыт антитеррористической работы, добытый в том числе и армейскими, и другими специальными подразделениями, казалось, сошёл на нет. Однако в состоянии шока люди с профессией "специалист по антитеррору" почти не пребывают, а если и пребывают, то крайне недолго. Прибывшие на место группы управлений А и В, состоявшие не только из дежурных сотрудников, но и даже из тех, кто должен был находиться в отпусках или отбывал в командировки, получили от руководителей оперативного штаба первый приказ — экипироваться и провести скрытную разведку.

Важно было оценить степень угрозы жизни заложников и попутно начать изучение всех путей проникновения в здание. Поднимались все возможные документы — от схем вентиляции до подземных коммуникаций, на которые почти сразу переключили несколько групп

Разведка через подземные коммуникации и монтаж чувствительных микрофонов через крышу практически сразу дали первые результаты. Стала известна не только точная численность боевиков, но и маршруты их движения внутри помещений, — бесценная информация для специалистов по планированию штурмовой операции. Наряду с "подземными" группами работали специалисты по "внешнему" наблюдению — через крышу, стены и подсобные помещения удалось собрать информацию не только о вооружённых боевиках, но и о женщинах-смертницах и центральном самодельном взрывном устройстве, которое могло запросто сложить крышу и несущие стены здания внутрь.

Промедление карается смертью

 Кроме большого количества стрелкового оружия, армейского снаряжения, в составе которого находились не только ручные гранаты, но и противопехотные мины, боевикам удалось доставить в центр столицы 150 килограммов взрывчатки, собранных как в пояса смертников с подшипниками, болтами и саморезами, так и в два крупных самодельных взрывных устройства, собранных из артиллерийских снарядов и спрятанных в корпуса газовых баллонов. К исходу вторых суток захвата стало очевидно, что, если не предпринять решительных действий по освобождению заложников, боевики не только применят стрелковое оружие, но и произведут подрыв основной взрывчатки, установленной прямо в зрительном зале.

"Сложность решения ситуации состояла в том, что взрывных устройств в зале было несколько. Когда возможные разрушения от их подрыва просчитали, то стало ясно, что крыша и стены могут сложиться, обрушиться внутрь и похоронить сидящих там людей"

Другой проблемой, по словам бывших сотрудников ФСБ, стало рассредоточение боевиков по территории театрального центра. Офицеры спецподразделений отмечают, что доступ к управлению взрывными устройствами был у нескольких человек, находившихся в зале, и при штурме малейшее промедление в действиях спецназа позволяло бы террористам замкнуть цепь детонатора. В такой обстановке требовалось не только одновременно проникнуть в здание с нескольких направлений, но и в целом определить наиболее удобные и быстрые "места входа". В этом, по словам бывших сотрудников ЦСН, помогли тренировки на втором объекте — доме культуры "Меридиан", построенном по аналогичному проекту. Именно там — недалеко от метро Калужская — специалисты по антитеррору с первого дня отрабатывали штурм здания.

"Через план-схему были определены места, в которых можно было аккуратно проделать отверстия. Через них можно было попасть почти прямо в зрительный зал, но легче от этого боевая задача не становилась. Боевиков по-прежнему было слишком много"

Готовность пожертвовать собой

 Штурмовать здание было решено одновременно с двух направлений. Первый вектор продвижения — зрительный зал, где было необходимо ликвидировать боевиков, "державших палец на кнопке" и готовых к подрыву СВУ. Для ликвидации первоочередных целей были отобраны особо опытные сотрудники с бесшумными винтовками ВСС и автоматами "Вал". За каждым из снайперов закреплялся не только сектор обстрела, но и конкретная цель, для поражения которой указывались даже конкретное место, ряд и особые приметы. Как отмечают офицеры силовых структур, на поражение целей после проникновения на сцену отводилось всего две-три секунды, а спецназовцам для этой задачи пришлось максимально обострить все инстинкты, пробуждённые в ходе специальной подготовки. Второе направление для штурма — центральный вход, быстрый прорыв через который должен был перерасти в зачистку служебных помещений и подготовку путей для эвакуации гражданских. Особая сложность этой задачи была обусловлена тем, что после начала штурма боевики незамедлительно перешли бы в коридоры для отражения атаки.

"Проникали в здание с нескольких сторон. Телевизионная картинка, конечно, показывала только центральную часть — главный вход, но боевых групп было несколько, в том числе и с бокового входа"

Специалисты по антитеррору отмечают, что серьёзную опасность не только для штурма, но и для подготовки исходных позиции представляли взрывные устройства: противопехотные мины и самодельные растяжки, которые должны были просигналить террористам о начале штурма. Вся работа по их установке, как отмечают специалисты, была проведена с учётом всех тонкостей диверсионной работы — входы, выходы, тупиковые и сквозные проходы перекрывались таким образом, что проникнуть в помещения здания незамеченным было практически нельзя. Дилетанты с такими схемами, по словам бывших оперативников, не знакомы, а это значит, что банду Мовсара Бараева натаскивали более опытные специалисты.

"Львиная доля подготовительной работы — это снятие самодельных растяжек и доразведка, ведь штурм здания начинался не с улицы, а уже практически из глубины здания, куда нужно было сначала скрытно добраться"

Без права на ошибку

 В 6 часов утра — спустя час после подачи через вентиляцию усыпляющего газа — спецназ получает команду: "Штурм!" Весь порядок действий даже бывшие оперативники ЦСН ФСБ, не говоря уже о тех, кто служит до сих пор, раскрывать отказываются, но некоторые подробности всё же известны. Бывшие сотрудники спецслужб отмечают, что операция могла провалиться ещё на этапе подготовки, — любая ошибка во время наблюдения, передвижения или выхода на исходную бойцов "Альфы" и "Вымпела" могла привести к катастрофическим последствиям. Малейший шум, как, например, задетая прикладом автомата дверь или споткнувшийся о ступеньку боец, моментально демаскировал бы всю группу и свёл бы подготовку штурма к нулю. После того как несколько десятков человек, вооружённых специальным и бесшумным оружием, рванули из смежных помещений вглубь здания, счёт пошёл на секунды.

"В основном работали бесшумным оружием, точечно. Никакой стрельбы, как в фильмах показывают, конечно, не было. Одиночные выстрелы, чтобы максимально быстро и тихо нейтрализовать противника, короткий осмотр, потом опять движение"

Бывший сотрудник ЦСН, для которого ещё в звании лейтенанта штурм театрального центра стал первой операцией в составе уникального подразделения антитеррора, отмечает, что, даже несмотря на заявления о готовности погибнуть, смерть в планы боевиков явно не входила.

"Отстреливались они из всего, что привезли с собой. Пока мы по коридорам двигались, по нам магазина три-четыре выпустили, это минимум. Пару гранат тоже бросили. Обошлось без двухсотых, но царапины у старшего группы "на память" остались"

Пять минут на штурм

 Время, затраченное бойцами "Альфы" и "Вымпела" на штурм, заметно отличается в зависимости от источника информации. Одни сообщали, что на штурм ушло полчаса, другие писали про 15 минут. Участники событий вспоминают, что на ликвидацию боевиков на подступах и непосредственно в зрительном зале двумя группами спецподразделений ушло не более пяти минут. На то, чтобы добить тех, кто заперся в служебных помещениях и активно отстреливался, ушло ещё минут 10. Группе, попавшей на сцену первой через заблаговременно пробитый в стене проём, досталась крайне непростая, никем и никогда не выполненная ранее задача: ликвидация смертниц с поясами, забитыми взрывчаткой и поражающими элементами.

"Снайперским огнём из бесшумного оружия были ликвидированы все боевики, которые в тот момент находились в зале. Стреляли наверняка — от попадания в тело могли сработать пояса с килограммом ВВ, поэтому целились в голову"

Все события на сцене и в зрительном зале происходили в чудовищных даже для подготовленных бойцов "Альфы" и "Вымпела" условиях. Замкнутое пространство с почти тысячей гражданских, среди которых потенциальный источник огромного взрыва. Добавьте к этому чудовищный вес бронежилетов и защитных шлемов, специальное оружие с (тогда ещё) громоздкими тепловизионными и ночными прицелами, противогазы, и получится натуральный боевик с элементами фильма ужасов.

Через несколько минут боя всё было кончено — 40 боевиков, включая главаря террористов Мовсара Бараева и смертниц, готовых привести в действие пояса со взрывчаткой, были уничтожены.

"Проведено было всё очень быстро. Один из боевиков в зале после попадания из бесшумной винтовки осел на пол с гранатой в руке, которую так и не бросил. Её потом аккуратно вытащили, вставили чеку на место и убрали в сторону"

Бывшие сотрудники ЦСН отмечают, что с технической точки зрения операция по уничтожению боевиков в театре на Дубровке была проведена феноменально, — все боевики были нейтрализованы одним ударом, и даже плотный огневой контакт и несколько брошенных в спецназовцев гранат не помешали группам провести штурм без потерь. Участники событий отмечают, что после штурма и вывода части заложников спецназ отправился на базу, сознавая, что работа проделана со стопроцентной эффективностью. К сожалению, через несколько часов стало известно, что спасти удалось не всех. Как позднее выяснит специальная комиссия, из-за общей суматохи и несогласованности медицинских и спасательных служб некоторым пострадавшим вовремя не была оказана срочная медицинская помощь. Что касается действий спецназа, то способность офицеров "Альфы" и "Вымпела" действовать даже в самой сложной обстановке позволила начать вывод гражданских из здания, когда стрельба там ещё не стихла.

"Заложников начали выводить в тот момент, когда в смежных помещениях ещё шёл бой. Некоторые из боевиков, которых уже по углам разогнали, пытались отбиться до последнего. Но они уже были изолированы, а через несколько минут их нейтрализовали"

Спецназовцы отмечают, что после проведения уникальной операции подготовиться к аналогичным событиям пытались и в Европе. Командование подразделений специального назначения в Европе после трагедии в Москве пыталось проводить аналогичные учебные захваты заложников, однако в ходе штурма раз за разом не только полицейские, но и армейские подразделения теряли не только 80 процентов личного состава, но и всех заложников. Ни одна из групп специального назначения, по словам бывших оперативников ФСБ, до сих пор не имеет подобного опыта и не может работать в настолько сложной ситуации без потерь как со стороны личного состава, так и со стороны гражданских.

Сергей Андреев

Подписка

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить