"Долой стыд", гомосексуалистам — свободу! Как начинался СССР

Договор о создании СССР был подписан 29 декабря 1922 года, днем позже на карте мира появилась новая страна. Первоначально это было совсем не то государство, каким затем стал Советский Союз. Допускались частный капитал и свободная любовь, не преследовались гомосексуалисты, практиковалось обучение во сне. Детей избавили от таких "буржуазных пережитков" как уроки, предметы и индивидуальные оценки в школе. "Первое в мире государство рабочих и крестьян" состояло тогда не из пятнадцати сестер-республик, а четырех частей. РИА Новости рассказывает о малоизвестной странице в истории Страны Советов.

Первая четверка

Первоначально "братских" Советских республик было всего четыре. Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР) тогда включала в себя Среднюю Азию и нынешний Казахстан. Советская Украина провозгласила независимость в марте 1919-го, но уже летом Москва и Харьков (тогда столицей республики был этот город) договорились о военном и экономическом объединении. У двух республик появились общие "министерства" — Народные комиссариаты по военным и морским делам, финансам, внешней торговле. Отголоском краткого периода независимости было образование украинского Наркомата обороны в 1944 году. Тогда республика должна была стать одним из основателей Организации Объединенных Наций, и ей для солидности вернули отдельное военное ведомство. Правда, в 1946 году у Украины его "отобрали".

Но самым извилистым путь к советской государственности был у Белоруссии. В 1919-м ее вывели из состава РСФСР, чтобы создать Советскую Республику Литвы и Белоруссии (ЛитБел). Новое государство претендовало, в частности, на Каунас и Вильнюс, но просуществовало всего несколько месяцев. В ходе Советско-польской войны ЛитБел был фактически упразднен и сформирована Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР).

Братские Азербайджан, Армения и Грузия слились в единое государство — Закавказскую Республику (ЗСФСР) незадолго до вхождения в СССР — в 1922-м. До этого все они были советскими, но суверенными республиками. В мае 1920-го председатель Совета народных комиссаров РСФСР Владимир Ленин выслал приветственную телеграмму независимому — это вождь мирового пролетариата подчеркнул несколько раз — Азербайджану.

Договор об образовании Советского Союза был подписан 29 декабря 1922 года. На следующий день он был утвержден Всесоюзным съездом Советов. На карте мира появилось новое государство.

Нас там нет, но мы там есть

Историк Владимир Корнилов, автор книги "Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта", объясняет парадоксы ранней советской государственности. "Де-юре независимые советские республики заключили военный союз еще во время Гражданской войны. Вроде бы суверенные государства подчинялись единому центру. Скажем, когда началось наступление немцев в 1918-м, Москве пришлось дистанцироваться от ситуации. Был введен пост наркома по военным делам Украинской Республики. Это был принцип "нас там нет" при фактическом присутствии. На подписании Рижского договора Москва вела переговоры за РСФСР и Белоруссию, а Украина — вроде как сама за себя", — приводит он детали предыстории.

Вместе с тем, по словам Корнилова, большевики исповедовали "святой принцип самоопределения нации вплоть до отделения". "Идеология в процессе создания республик преобладала", — отмечает эксперт.

Историк Евгений Норин объясняет, что "реально независимыми республики, конечно, не были". Однако квазистраны все-таки были прообразами будущих национальных государств. "Они обладали довольно существенными внутренними полномочиями, позднее в их рамках сложились местные национальные бюрократии и интеллигенция, которые в итоге и обеспечили уход от СССР в свободное плавание", — добавляет он.

Новые буржуи

Внутри страны с парадоксальной государственностью большевики приступили к грандиозному социальному эксперименту. Новое общество строилось по лекалам, взятым из единственно верного учения. После переворота началась и культурная революция — сам термин, кстати, Ленин заимствовал у анархистов. Страна Советов в первые годы своей жизни значительно отличалась и от СССР 30-х, и, тем более, от хрущевского и брежневского периодов советской власти. Начиная хотя бы с того, что в 20-х партия была вынуждена на время отступить от основной догмы и допустить существование частного капитала. На смену военному коммунизму пришла новая экономическая политика (НЭП), частично реставрирован капитализм.

"Отношение к НЭПу было разное и в обществе, и в партии, — рассказывает кандидат исторических наук, специалист по истории советской повседневности Виталий Тарасенко. — Кто-то считал это изменой идеалам коммунизма, кто-то уступкой обстоятельствам. А некоторые полагали, что коммунистический эксперимент закончился, большевики опомнились и жизнь пошла привычным путем".

В государстве недавно завершилась Гражданская война, сорвалась попытка уравниловки и отмены денег. Еще недавно и население, и даже предприятия часто просто менялись товарами. Чехарда в правительстве и хаос в финансах привели к тому, что по рукам ходили десятки видов денежных знаков. И в первом на планете государстве рабочих и крестьян появились собственные, советские "буржуи" — люди, у которых было много денег. "Естественно, это многих раздражало. Шикарная жизнь нэпманов злила и тех, кто не мог себе такого позволить, и ортодоксальных коммунистов. Возникал вопрос: за что и с кем мы тогда воевали? Пропаганда это объясняла так: есть негодяи нэпманы и есть сознательные рабочие и выбравшие советскую власть крестьяне. На самом деле рабочими владели самые разные настроения, а крестьяне были рады тому, что им разрешили торговать", — объясняет Тарасенко.

Женщины - "народное достояние"

Большевики решили разобрать и перестроить не только здание государства, но и отношения между полами. Бороться с "пережитками" они собирались всерьез. "От буржуазии мы получили прогнившую, дезорганизованную семью, массовую проституцию", — выдал постулат один из лидеров партии. Большевики упростили процедуру развода, разрешили аборты и декриминализовали гомосексуализм. В соответствии с новой моралью проповедовались свободные сексуальные отношения. Заведующая женотделом партии Александра Коллонтай разъясняла массам, что "свобода общения между полами не противоречит идеологии коммунизма". "Интересы коллектива трудового не затрагиваются тем, что брак носит краткосрочный или длительный характер, что в основе его положены любовь, страсть или даже преходящее физическое влечение", — толковала она марксистское писание.

В 1918 году с легкой руки саратовских анархистов в печати стал гулять "декрет" о передаче всех женщин в возрасте от 17 до 32 лет в "собственность народа". "Документ" устанавливал порядок использования "экземпляров народного достояния". В воюющей стране, где люди привыкли верить самым диким слухам, такая "шутка" могла иметь ужасные последствия. Советская власть при всем своем презрении к буржуазному браку с распространением таких "декретов" боролась.

"Теория стакана воды на самом деле принадлежала анархистам, как и другие экстремистские идеи. Они были популярны у определенной части общества, но верхушка большевиков такие взгляды не разделяла. В дискуссию о сексуальной революции был вынужден вступить даже Ленин, который дал знаменитый ответ: разве нормальный человек при нормальных условиях ляжет на улице в грязь и будет пить из лужи или даже из стакана, края которого захватаны десятком губ?" — уточняет Тарасенко.

Другое дело, что в 20-е годы среди большевиков все-таки не было единства взглядов даже по фундаментальным вопросам формирования "новых людей". "Существовало общество "Долой стыд", его идеологом считается Карл Радек. Даже на фоне экстравагантных биографий ранних большевиков он выделялся, его считали авантюристом. По апокрифическим преданиям, и сам член ЦК любил бегать голым по коридорам, пугая женщин, и пропагандировал это дело. Чтобы судить, оболгали пламенного большевика или нет, надо проводить историческое расследование. Но, на мой взгляд, это похоже на выдумку", — заключает Тарасенко.

Общество "Долой стыд", члены которого пропагандировали хождение в голом виде, просуществовало недолго. Но воспоминания у современников оставило яркие. Ведь советские нудисты или натуристы, как говорили тогда, разоблачались не только на пляжах. "Мы с женой видели, как из трамвая, ругаясь и отплевываясь, выскакивает публика. В вагон ввалилась группа голых "детей солнца и воздуха", и возмущенные люди спасались от них бегством", — вспоминал один из очевидцев. Другой опыт, по его же словам, кончился для активиста "Долой стыда" печальнее — консервативная публика избила "прогрессивного" товарища.

Обучение во сне

Смелые эксперименты советская власть ставила и в области образования. В 20-е годы применялся так называемый бригадно-лабораторный метод — когда за группу учеников зачет сдавал один человек, а оценка ставилась всем. Расцвела новая наука педология — смесь биологии и психологии. Учебные предметы "раздербанили" на части, школьники познавали мир по неким комплексным темам "природа", "труд" и так далее. Позднее и педагоги, и большевики констатировали, что опыты над школой привели к "бессистемному, отрывочному образованию". "Практиковалось и обучение во сне, сохранились даже снимки, на которых преподаватель читает лекцию спящим студентам", — напоминает Тарасенко.

В 30-х власть свернула значительную часть экспериментов — новый человек никак не выводился. В СССР изменилось все: школа, экономика, семейные отношения. "Для людей, которые запомнили Советский Союз 70-80-х, рассказы о годах 20-х с их свободной любовью, отсутствием уроков в школе, частными магазинами и прочим звучали как фантастика. Так это не вязалось с образом "правильного" СССР", — говорит историк.

Страх и ненависть старых большевиков

После 20-х внутренняя политика СССР "двинулась" в другом направлении. "Сталин и его модель, разумеется, были только одним из вариантов развития СССР, причем таким, от которого у многих старых большевиков волосы бы дыбом встали, — объясняет Норин. — Режим в том виде, в каком он сложился в 30-е, вырос на сочетании двух факторов: победы Сталина во внутрипартийной борьбе и требований реального мира, которые заставляли существенно корректировать теории. Наиболее очевидная "развилка" — это концепция строительства социализма в отдельно взятой стране, которая вызывала идиосинкразию у многих большевиков".

Это была уже другая страна, другая история с другими героями. По словам историка, отличительной чертой советской власти в 30-е стали даже не массовые репрессии. "Самым специфичным, как ни странно, было в первую очередь экономическое устройство, — высказывает мнение Норин. — При том, что репрессии так или иначе были частью жизни и правых диктатур и даже демократических и условно демократических режимов, как раз для СССР 20-е были "глазом бури" в этом отношении". Историк напоминает, что террор времен Гражданской к тому времени уже окончился", а "Большой террор", от которого погибнут многие герои 20-х, был впереди.