Вместо колоколов — газовые баллоны. Почему мусульманин восстанавливает православный храм

Ирфан Нуркаев мусульманин. Но он считает, что Бог един и никакой границы между верующими не проводит. И когда на родине жены он увидел очень красивый, но разрушенный храм, то решил его восстановить

После Липецка, где снег серый и тяжелый, на яркие, кипенно-белые поля за городом больно смотреть: непривычная чистота. Час в пути, и рейсовый ПАЗ сворачивает на березовую аллею, где на каждой ветке — россыпь ледяных алмазов. Село Грязновка выныривает из заснеженной равнины. Выйдя из автобуса, ахаю от неожиданности: над селом буквально парит кирпичный храм, почему-то кажущийся кружевным. Много-много куполов держат высокое синее небо. Ирфан Нуркаев смотрит на меня и улыбается — его собственная реакция, когда он впервые все это увидел, была точно такой же. 

Грязновка растянулась на километр: почта, магазин, фельдшерский пункт, клуб, библиотека. В августе деревне стукнуло 340 лет.

"Здесь рай для художника", — Ирфан взглядом приглашает меня оценить пейзаж. Это правда: и каскад прудов в ледяной глазури, и полторы сотни домишек, убегающих за холмы, словно просятся на полотно.

Душа села

"В 1979 году я лежал в военном госпитале в Ташкенте и, как сейчас помню, в воскресенье вдруг в открытое окно услышал колокольный звон. Звонарь так красиво играл на колоколах, что я заплакал. Есть у меня мечта: услышать колокольный звон и над Грязновкой. Храм — это душа села. Если есть душа, то и жизнь другая", — уверенно говорит Ирфан.

Он, москвич, лет 20 подряд летом приезжал в Грязновку, на родину жены Марины. Старинный дом 1840 года постройки, где родился еще прадед супруги, Иван Иванович, Ирфан и сейчас не променяет ни на какие деньги. Наоборот, он готовится отметить 200-летие дома.

Первая каменная церковь в честь Воздвижения Креста Господня появилась в Грязновке тоже в 1840 году. На ее месте 30 лет спустя построили храм, который сейчас восстанавливает 60-летний Ирфан с товарищами.

"Наш храм красавец, у него 13 куполов: главный — Иисус Христос, остальные 12 — его апостолы. А еще колокольня. Мы делали купола и заметили, что они все разные — как и люди", — улыбается Ирфан.

Гармония звуков

Если вам повезет встретить в Грязновке 66-летнего Анатолия Уколова, то вы узнаете о его прапрапрадеде, беглом стрельце Гурии, основавшем Грязновку в середине 1600-х годов.

"Собрали село и стали решать, где церковь ставить. А Гурий бросил на землю шапку с золотыми деньгами и крикнул: "Здесь будет!"

В честь него и улицу в Грязновке назвали — Гурьева слобода. В селе было 500 дворов, по очереди для строителей храма обеды варили", — рассказал Уколов.

Анатолий хочет услышать в храме Воздвижения Креста Господня церковное пение.

"На службе как бы идиллия наступает. Моя тетка рассказывала: раньше двери открывались — и на все село пение слышалось. Вот услышать бы эту гармонию", — мечтает он.

В 1930-х годах храм уничтожили. Как рассказал сельчанин Василий Емельянов, и зернохранилище было, и клуб. А иконостас выдрали в 1958 году, он мальчишкой сам видел, как его погрузили в машины и увезли неизвестно куда. Сейчас Василию Михайловичу 76 лет, он почти полвека был трактористом, а сейчас помогает Ирфану восстанавливать храм.

Он все делает с удовольствием: хоть столярку, хоть жестянку, хоть газосварку. Василий мечтает увидеть храм во всей красе.

"Хоть глазком посмотреть на наше село с храмом. На развалины-то смотреть плохо", — объяснил мне.

Золотые люди

Семь лет назад Ирфан Нуркаев осел в Грязновке, а потом возглавил общественный совет села. Раньше он возвращался в Москву и говорил друзьям: устал от отдыха. А сейчас, в 60 лет, про усталость забыл — в прошлом году с помощниками, которых называет "золотым фондом", установили все 13 куполов. Анатолий Уколов, Василий Емельянов, Петр Кирющенко, Александр Руднев, Владимир Строков с сыном Александром — все они с готовностью помогают Ирфану.

Чтобы закупить материал, они в селе собрали 70 тыс. Открыли счет: у одного карта, у другого код, у третьего — онлайн-кабинет. Кто хочет увидеть, куда деньги ушли — только открой двери в храм: там из окон падает свет на станки, инструмент и заготовки.

Нуркаеву селяне доверяют с тех пор, как ко Дню Победы он обновил 255 фамилий на монументе землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, и стал проводить в Грязновке акцию "Бессмертный полк".

Утром 9 мая все собираются у дома Ирфана и под баян идут мимо пруда к центру села.

"Я несу портрет отца Николая Михайловича, он воевал в пехоте на 1-м Белорусском фронте, был помощником командира взвода, старшим сержантом дошел до Праги, вернулся домой с орденом Красной Звезды и медалью "За боевые заслуги", — рассказывает Ирфан, стараясь скрыть дрожь в голосе.

"Все хотят со стороны наблюдать"

Он вообще неугомонный: то летом собирал людей на субботник, и все вместе разбили цветник перед храмом, то ездил поздравить односельчанина с юбилеем — цветы, торт. Поэтому, когда он приходит и говорит: "Ставим купола, пожалуйста, помогите — сколько можете", — ему не отказывают. А если отказывают, то крайне редко.

"Один мужчина не дал, потому что, как объяснил, он безбожник. Бывает, говорят: не дадим, потому что ты мусульманин, а занимаешься православным храмом. На это я отвечаю: занимайтесь и вы — кто не дает восстанавливать храм? В совете села четыре человека, нам очень нужен пятый, а найти не можем — все хотят со стороны наблюдать", — сокрушается Ирфан.

Часто он ходит по кругу. Например, к местному фермеру заходил несколько раз. Осенью тот пообещал 100 тыс., но в декабре. "Нам 45 тыс. пожертвовали, мы думали, что добавим еще 100 и на купола поставим два больших креста и четыре средних. Но в декабре — снова отговорки. Мне приходится много кланяться", — вздыхает Нуркаев.

Раньше в Грязновке был и колхоз, и большие молочные фермы, а сейчас нет. А одного мецената на все нужды не хватает.

Крестный отец

Он считает — Бог един. "Я верую с детства: вечером ложусь, утром встаю — и к Богу обращаюсь. Как без веры жить?" — удивляется Ирфан.

Мусульманин-мусульманин, а дважды крестный отец. "Недавно крестницу с 16-летием поздравлял. А первая моя крестница — супруга Марина. В 1989 году поженились, а она не крещеная: отец коммунист, войну прошел, мать в редакции газеты "Правда" работала. Поехали мы как-то в Санкт-Петербург, зашли в Троицкий собор Александро-Невской лавры. Я попросил священника окрестить Марину, он спросил: серьезные намерения? Так я и стал ее крестным", — улыбается Ирфан.

Сейчас в храме Воздвижения Креста Господня каждую субботу службы, собираются 20 человек. Вместо колоколов у входа в храм пока приладили пустые газовые баллоны.

На восстановление храма нужно еще очень много денег — 70 млн рублей. Нуркаев произносит эту сумму и испуганно замирает — в Грязновке о таких деньгах и не мечтает никто. Но Ирфан уверен: если у человека есть дело всей жизни, то Бог даст и силы, чтобы его завершить.

Елена Рузанова