Миссия невыполнима: что устроит Киев в Донбассе после ухода российских наблюдателей

После ряда злоключений, связанных даже с выходом российских военнослужащих из состава Совместного центра контроля и координации (СЦКК) через границу, Киев в очередной раз традиционно обвинил Россию. Теперь – в срыве минских соглашений, за которые Москва ратовала все последние четыре года.

В Киеве забыли вспомнить, что о прекращении полномочий миссии СЦКК заявили не только россияне, но и их украинские коллеги по «миротворческой миссии» – из-за невозможных условий работы.

Украина всегда настойчиво искала в Донбассе российских военных – то в виде мифических «бурятских танкистов», то «спецназовцев ГРУ». В Киеве не могли осознать, что им активно противостоят обычные донецкие шахтеры, имеющие при этом опыт военной службы и хорошую подготовку, полученную во время боевых действиях. Поэтому и придумывали для оправдания своих военных провалов мифических русских, воюющих на стороне ополченцев. Российские военнослужащие в Донбассе действительно были – из состава СЦКК.

Из 75 российских офицеров этого Центра 39 находились непосредственно на украинской территории, еще 16 базировались на наблюдательных постах вдоль линии фронта (разграничения), остальные присутствовали в штабе СЦКК в городке Соледаре под Артемовском. Уровень руководства Центра был достаточно высоким – помимо старших и младших офицеров, в нем присутствовали российские и украинские генералы, имеющие связь с каждой из двух враждующих сторон. Как отмечают сами украинские военные, действия СЦКК позволяли предотвращать около 40 процентов взаимных обстрелов. В условиях зачастую неадекватных действий националистических подразделений, пуляющих снарядами во все живое, это был тоже определенный показатель.

«Российский руководитель штаба СЦКК, который имел прямые контакты через представителя ВСУ как с украинским военным командованием, особенно по оперативно-тактическим направлениями "Мариуполь" и "Луганск", так и с так называемыми полевыми командирами в зоне АТО, а по сути, националистическими батальонами, мог реально влиять на ситуацию в регионе, – считает военный эксперт Владислав Шурыгин. – Это, может быть, осуществлялось незримо, без особого давления и принуждения, но имело существенный эффект. И когда возглавлявший российскую группу СЦКК генерал-майор Сергей Медведский предъявлял требования по прекращению огня со стороны ВСУ, подкрепляя их реальными данными по его применению, украинские военные были вынуждены идти на попятную. Безумные и ничем неоправданные обстрелы мирных объектов удавалось во многих случаях остановить. Увы, не всегда. Украинская армия умудрялась вести огонь даже в тех ситуациях, когда, казалось, "топор войны" был закопан в землю».

Давайте проанализируем, чего же хочет добиться Киев на той части Донбасса, который практически потерян для Украины в результате не совсем умной политики новой власти Незалежной. Кратко – Донецк и Луганск не согласились в 2014 году с отменой русского языка, на котором говорит большинство населения региона. К ним послали отряды националистов, в основном из западных районов страны, которые попытались привнести свою субкультуру, обычаи и… необходимость платить за это тем, кто традиционно платил в бюджет страны донбасским углем и металлом.

Успешный Донбасс, территория Украины на тот момент, ведь не собирался изначально воевать с центральной властью. Стал только защищаться от беспредела, который ему навязали. В результате получил мощный приступ агрессии, который стимулировался исключительно людьми от бизнеса, мечтающими установить здесь свой контроль. Пусть путем вооруженного давления. И тут денег никто не жалел – снарядная болванка 122-мм стоит в производстве более пятисот долларов, танковый залп уже гораздо дороже, реактивный снаряд от «Града» оценивается уже в две-три тысячи. А применялось ведь и более серьезное оружие, как, например, оперативно-тактические комплексы «Точка-У» и РСЗО «Ураган», которыми можно воевать с более опасным противником, чем мирное население.

Остановить это противостояние должны были минские соглашения о прекращения огня, контроль над применением вооружений был возложен на миссию ОБСЕ, непосредственно на «линии фронта» работали военнослужащие СЦКК. Они, к слову, попутно обеспечивали и безопасность своих иностранных коллег. Не всем это нравилось – по принципу, что россияне точно не намерены обеспечивать безопасность в Донбассе, только потому, что они русские.

«Изначально миссия российской группы СЦКК Украиной воспринималась некой "группой влияния", – рассказывает военный обозреватель Борис Джерелиевский. – Наших офицеров подозревали не только в разведывательной, но и диверсионной деятельности. Но это ведь полный бред! Представьте, днем российский офицер сидит на узле связи ВСУ и координирует антидеятельность ее артиллерии, а вечером, после душа, переодевается в камуфляж, прихватывает снайперскую винтовку и отправляется отстреливать украинских военных на передовой. При всем этом, нашим офицерам всегда приходилось ощущать на себе серьезный груз подозрительности.

Поэтому совершенно наглядно могу понять формулировку о непреодолимых условиях, которые привели к принятию решения о выводе наших наблюдателей с территории Донецкой и Луганской области. Тут, как говорится, хотели выдавить – выдавили. Весь вопрос в том, а кому это было выгодно?»

 

Украина, изначально сопротивлявшаяся любой российской миротворческой миссии на Донбассе, сейчас находится в степени легкого недоумения, которое традиционно решает громкими высказываниями. Риторика украинских СМИ: «75 русских военных ушли от проблем». Ну не решили проблему в Донбассе. А нужно ли было?

  «Как говорится, зри в корень, чтобы понять, в чем вся эта нынешняя заковыка в Донбассе, – продолжает Владислав Шурыгин. – Вывод российских военных наблюдателей сопроводился активизацией обстрелов в Донецке и Луганске, что в военном плане абсолютно бессмысленно. Эффект был в основном на подтверждение статуса Украины, как единого и целого государства. И здесь роль "тирана" присуждается Порошенко, который в этой ситуации проигрывает "миротворцу" и "майданному затворнику" Саакашвили. И это не простое предположение – именно засланный "грузинский казачок", похоже, влияет на ситуацию в Донбассе и финансирует продолжение боевых действий. Порошенко мог бы вернуть рейтинг доверия именно за счет прекращения гражданской войны в стране. Но кто же упустит такой шанс сломать ему биографию?»  

Хорошо или плохо, что наши военнослужащие ушли из состава СЦКК? Вероятно, это наиболее правильное решение. С учетом того, что статус Центра стал, мягко говоря, крайне низким, а украинская сторона до такой степени старалась нивелировать уровень компетентности его сотрудников, в том числе и со стороны своих представителей, что любые усилия, образно говоря, банально уходили в песок. Вероятно, что должен найтись некий альтернативный вариант – достойный по статусу его участников.

Подписка

ТОП НОВОСТЕЙ
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить