Новости Украины

"Заробитчане, а не бойцы". Почему украинские солдаты дезертируют и переходят на сторону Донбасса

Украинские солдаты продолжают дезертировать с войны на востоке Украины. Некоторые дезертиры не просто покидают свои части, но и перебегают через линию фронта на сторону противника.

Результат некомплекта, который пополняют "заробитчане". Когда некомплект на передовой достигает 60-70%, то выбор невелик.

То, что проблема действительно стоит остро, подтверждается количеством открытых уголовных производств в отношении украинских военных.

Впрочем, 408 статья Уголовного кодекса Украины – "Дезертирство" – используется сравнительно нечасто. Зато число военных, привлеченных к ответственности по 407 статье УК – "Самовольное оставление воинской части" – зашкаливает.

Согласно статье 408 Уголовного кодекса Украины, дезертирство наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет, дезертирство с оружием или по предварительному сговору группой лиц наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет, а если оно совершено в условиях военного положения или в боевой обстановке, – от 5 до 12 лет.

В реестре судебных решений мы насчитали десятки судебных производств по случаям уклонения бойцов от службы. Примерно в четверти дел речь идет о дезертирстве.

Интересно, что большая часть судебных документов о дезертирстве бойцов ВСУ закрыта от просмотра. Такое обычно практикуется в тех случаях, когда дезертирство сопряжено с обстоятельствами, которые могут нанести удар по имиджу Вооруженных сил Украины: применение оружия во время дезертирства и убийство сослуживцев, неуставные отношения и переход на сторону противника.

В 2017 году в Украине было начато 468 уголовных производств по фактам дезертирства украинских военных. Это почти на 9% больше, чем в 2016 году. Об этом сообщает УНН со ссылкой на информацию Генпрокуратуры.
В целом из 468 зарегистрированных уголовных производств по статье 408 (дезертирство) УК Украины было закрыто 19. При этом на территории Донецкой области было начато 49 производств по фактам дезертирства, а закрыто 6. В Луганской области возбуждено 9 уголовных производств и ни одного в прошлом году не было закрыто.
В течение 2016 года в целом по Украине было начато 430 уголовных производств по фактам дезертирства, из которых было закрыто 47.

По мнению источников среди офицеров и солдат ВСУ в зоне действия операции Объединенных сил, дезертирство было бичом украинской армии с самого начала войны на востоке Украины.

"Проблема дезертирства была всегда, с 2014 года. В любой части ВСУ есть несколько десятков дезертиров, просто числятся они как "самовольно оставившие часть". Это более мягкая статья, но на самом деле это те же дезертиры. Сейчас большинство подписавших контракт – это те, кто не нашел в тылу применения себе. 80 процентов сегодняшних контрактников – это безработные, молодежь из сел. Нынешних контрактников сейчас в армии так и называют – "заробитчане", а не бойцы. Эти заробитчане поначалу стремятся побыстрей приехать на передок. Потому что к стандартной зарплате контрактника начинают прибавляться "боевые". Но прибыв на передок, "заробитчане" вдруг понимают, что их здесь в любой момент могут убить. Поэтому большинство из них внезапно тут же "заболевают", у других срочно начинают болеть родители и "умирать бабушки с дедушками". В общем, через довольно непродолжительное время на передке 80 процентов "заробитчан" пытаются слинять оттуда любыми способами. Половине это удается законным способом, остальные остаются "балластом". Увиливают всеми силами от всего, что опасно," – рассказал сержант ВСУ Алексей В.

По словам старшего офицера Н., мотивация бойцов в действующих на фронте подразделениях, мягко говоря, невысокая.

"В подразделениях есть мотивированные бойцы – это, как правило, солдаты, воюющие в АТО с первых лет. К сожалению, их остались единицы – многие, отслужив по два, три, четыре года, ушли на дембель. Мотивированные ветераны составляют костяк любого подразделения – в основном, на них держится вся армия. Остальные – это контрактники новой волны, люди, пришедшие в армию за деньгами. За пусть не большой, но стабильной зарплатой. Никакой идеологической мотивации у "заробитчан" нет – им пох..й, за кого и где воевать. Ни для кого нет иллюзий, почему в тылу эти люди оказались неустроенными – многие имеют судимости, имеют проблемы с алкоголем и наркотиками. Во втором и третьем эшелонах обороны их еще как-то удается держать "на поводке". Попав на передок, особенно когда начинается "п…рез", они начинают писать рапорты о переводах в тыл или начинают "болеть". Если не получается слинять, могут с оружием уйти к сепарам, это факт. Хорошо, если уходят без стрельбы. Были случаи, когда "заробитчане" уходили к сепарам и при этом убивали своих товарищей. Такие случаи происходили после того, как бойцы напивались на передке и устраивали между собой драки со стрельбой", – признался офицер ВСУ.

Острая нехватка личного состава была в ВСУ с первых дней войны. Но в 2014-2015 годах эту проблему решили за счет нескольких волн мобилизации, последнюю из которых распустили по домам еще в 2016 году. 

После чего, по неофициальным данным, некомплект бойцов в действующих подразделениях составил от 30 до 40 процентов от штатного количества.

Большинство солдат и офицеров объясняют эту "дыру" причинами экономическими – низкой зарплатой. На передовой зарплата солдат и сержантов составляет со всеми надбавками от 11 до 14 тысяч гривен. У офицеров – от 13 до 25-30 тысяч гривен, в зависимости от должности. При том, что на заработках в той же Польше можно получить такие же и даже большие деньги, при этом не подвергая свою жизнь риску. И для тех, кто хочет идти на фронт ради заработка, это аргумент.

Также в числе проблем бойцы называют частые задержки выплат "боевых" надбавок, плохие бытовые условия, некомпетентность и хамское отношение командиров к подчиненным, неуставные взаимоотношения.

Подписка

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить